Материнский капитал является наиболее успешной и популярной социальной программой, реализуемой Правительством Российской Федерации. Несмотря на социальную важность вышеуказанной программы, не нашли законодательного закрепления ряд важных вопросов, возникающих в процессе правоприменительной практики, а именно: какой орган обязан контролировать исполнение обязательств по оформлению жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского капитала, в общую долевую собственность, в каких случаях сделки продажи указанных жилых помещений признается незаконными. Предлагаю ниже рассмотреть данные проблемные вопросы с учетом сложившейся судебной практики.

ВСЕГДА ЛИ ЗАКОННЫ СДЕЛКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МАТЕРИНСКОГО КАПИТАЛА?
(комментарий к статье "Махинации с материнским капиталом" Оксаны Мун)

В комментируемой статье раскрыты действительно важные моменты относительно законности использования средств материнского капитала, показаны основные схемы мошеннических действий с использованием средств материнского капитала.

Вместе с тем позволю себе не согласиться с некоторыми выводами, сделанными автором статьи.

Во-первых, сделан не совсем верный вывод об отсутствии контроля за выполнением процедуры оформления жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского капитала в общую долевую собственность родителей и детей.

Хотелось бы отметить, что, действительно, способ контроля за обязательным оформлением жилых помещений, приобретенных за счет средств материнского капитала в общую собственность родителей и детей, законодательно не урегулирован.

Законодателем утверждена лишь часть необходимой процедуры контроля.

Так, согласно пп. "ж" п. 13 Правил направления средств материнского капитала на улучшение жилищных условий, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12 декабря 2007 года N 862, в случае, если жилое помещение оформлено не в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) и иных совместно проживающих с ними членов семьи или не осуществлена государственная регистрация права собственности на жилое помещение, нет установленной законодательством Российской Федерации обязанности лица (лиц), в чью собственность оформлено жилое помещение, приобретаемое с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, либо являющегося стороной сделки или обязательств по приобретению или строительству жилого помещения, оформить указанное жилое помещение в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению в течение 6 месяцев после снятия обременения с жилого помещения - в случае приобретения или строительства жилого помещения с использованием ипотечного кредита (займа).

Вышеуказанное обязательство оформляется в письменном виде, заверяется нотариусом и хранится в личном деле в территориальном управлении Пенсионного фонда Российской Федерации, где был оформлен материнский капитал на приобретение жилого помещения. Эта норма принята с целью защиты прав несовершеннолетних на жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала, однако она не нашла своего дальнейшего законодательного развития, а именно не был установлен механизм действий органов Пенсионного фонда Российской Федерации в случае отказа лица, оформившего письменное обязательство, оформить жилое помещение в общую долевую собственность родителей и детей.

Отсутствие четко прописанной процедуры существенно затрудняет осуществление контроля за исполнением гражданами оформленных обязательств, однако не свидетельствует о полном его отсутствии. Функции контроля взяла на себя прокуратура Российской Федерации.

Полномочия прокуратуры в сфере использования средств материнского капитала закреплены в Приказе Генерального прокурора от 26 ноября 2007 г. N 188 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних" (далее - Приказ N 188).

В соответствии с п. 2 Приказа N 188 деятельность прокуратуры в данной области направлена на обеспечение единства прав и обязанностей, ответственности должностных лиц и граждан за нарушение прав и законных интересов ребенка, причинение ему вреда.

Согласно п. 3.3 Приказа N 188 прокуроры при осуществлении деятельности обязаны своевременно и принципиально реагировать на случаи нарушения жилищных и имущественных прав несовершеннолетних, принимать исчерпывающие правовые меры к их восстановлению.

Исполнение требований Приказа N 188 о защите жилищных прав несовершеннолетних органами прокуратуры подтверждается анализом судебной практики.

Так, только за 2013 г. прокурорами городов и районов в суды направлено более 1000 исковых заявлений об обязании оформить жилые помещения, приобретенные с использованием средств материнского капитала в общую долевую собственность родителей и детей, большинство из которых удовлетворены или прекращены в связи с добровольным исполнением требований прокурора (решение Юргамышского районного суда Курганской области от 11.06.2013 по делу N 2-369/2013, решение Рамонского районного суда Воронежской области от 23.09.2013 по делу N 2-860/2013, решение Интинского городского суда Республики Коми от 02.08.2013 по делу N 2-2038/2013 и так далее).

Кроме того, на сайтах прокуратур субъектов Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации периодически появляются информационные сообщения о защите жилищных прав несовершеннолетних при использовании родителями средств материнского капитала на приобретение жилого помещения (например, http://www.proctmo.ru/news/news_6270, http://www.genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-84989).

Органы прокуратуры, как правило, стараются отследить всех граждан, получивших материнский капитал под письменное обязательство, да и территориальные управления Пенсионного фонда активно взаимодействуют с органами прокуратуры по данному вопросу, самостоятельно направляя информацию о таких лицах в прокуратуру.

Полагаю, приведенных доводов достаточно для обоснования возникших сомнений в правильности выводов автора.

Во-вторых, автором статьи сделан однозначный вывод о признании недействительной сделки продажи жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского капитала и не оформленного в общую долевую собственность родителей и детей.

Вместе с тем полагаю, что сделать однозначный вывод о недействительности такой сделки не представляется возможным, по данному вопросу в судебной практике сформировалось две противоположные правовые позиции.

Рассмотрим указанные позиции подробнее.

1. Предлагаю рассмотреть указанную позицию на примере Апелляционного определения Волгоградского областного суда от 14.08.2013 N 33-9179/2013.

Суд обосновал свою позицию следующим образом.

В соответствии с требованиями п. 4 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.

Согласно п. 1 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

По правилам ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Положениями п. 1, 2 ст. 167 ГК РФ предусмотрено, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу ч. 4 ст. 60, ч. 1 ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка. Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

Согласно материалам гражданского дела, ответчик не оформила с несовершеннолетними детьми в общую равнодолевую собственность земельный участок и жилой дом, не выполнив заверенные нотариально обязательства, и произвела отчуждение недвижимого имущества. В материалах дела отсутствуют сведения о приобретении в собственность несовершеннолетних детей другого жилого помещения.

Таким образом, данные обстоятельства свидетельствуют не об улучшении жилищных условий несовершеннолетних, а об их ухудшении, что противоречит целям и задачам Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей".

Поскольку сделка совершена ответчиком без учета интересов несовершеннолетних и привела к нарушению их жилищных прав и ухудшению их жилищных условий, договор купли-продажи не может быть признан соответствующим закону, в силу ст. 168 ГК РФ он является ничтожной сделкой.

Аналогичная позиция изложена в следующих судебных актах: Апелляционном определении Пермского областного суда от 29.04.2013 N 33/3795, решении Заиграевского районного суда Республики Бурятия от 20.05.2013 N 2-423/13, решение Верхнеуфалейского городского суда Челябинской области от 13.12.2012 и так далее.

Указанная позиция является более распространенной.

Несмотря на обоснованность изложенной выше позиции, имеется и альтернативная позиция по рассматриваемому вопросу.

2. Решением Троицкого районного суда Челябинской области от 10.06.2013 N 2-80/2013 в удовлетворении требований истца о признании сделки купли-продажи жилого помещения, приобретенного за счет средств материнского капитала, отказано.

Так, в силу ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки - в случае исполнения сделки обеими сторонами - в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

Согласно пункту 1 ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пункте 1 ст. 179 ГК РФ, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

В ходе судебного заседания установлено, что договор купли-продажи жилого помещения соответствует требованиям, указанным в действующем законодательстве к совершению таких сделок, то есть требованиям, предусмотренным ст. 550 ГК РФ.

Договор купли-продажи считается заключенным, поскольку соответствует требованиям, предусмотренным статьями 552, 554, 555 ГК РФ. Договор купли-продажи заключен в письменной форме путем составления одного документа, в нем указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе и данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке, цена в договоре также предусмотрена.

Ответчик на момент продажи спорного жилого помещения была единственным собственником спорного жилого помещения (долевая собственность оформлена не была).

Учитывая указанное выше, и, принимая во внимание положения ст. 168 ГК РФ, суд не нашел оснований для признания этого договора недействительным.

Доводы представителя истца о том, что договор купли-продажи недействителен, поскольку ответчик не исполнила обязательства и не передала в собственность своим детям доли в праве на спорное жилое помещение, суд считает несостоятельными, поскольку действующее законодательство не предусматривает недействительность сделки в случае неисполнения лицом, взявшим на себя обязательства передать доли в праве членам его семьи на приобретенное им недвижимое имущество с использованием средств материнского капитала.

Также было признано необоснованным требование истца о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного с ответчиком в связи с тем, что эта сделка была совершена с целью заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ), по следующим основаниям.

По мнению суда, важным условием применения ст. 169 ГК РФ к рассматриваемым правоотношениям является установление цели сделки, прав и обязанностей, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желали изменить или прекратить существующие права и обязанности, заведомо противные основам правопорядка и нравственности.

При этом суд считает, что цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности только в том случае, если в ходе судебного заседания будет установлено наличие умысла на это хотя бы одной из сторон.

Доводы истца о наличии умысла со стороны ответчика, поскольку она продала спорное жилое помещение за мизерную сумму, несостоятельны, так как это обстоятельство не подтверждает ее умысла на совершение сделки, заведомо противной основам правопорядка и нравственности.

Аналогичная позиция выражена в решении Ленинского районного суда г. Челябинска от 03.06.2013 N 2-1112/13, решении Кусинского районного суда Челябинской области по делу N 2-231/2013.

Если исходить из формального толкования норм права, указанная позиция не противоречит действующему законодательству.

Однако необходимо учитывать специфику правового регулирования Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей", цель его принятия - создание условий, обеспечивающих семьям, имеющим детей, достойную жизнь.

Полагаю, что правовая позиция судей, отказывающих в признании недействительной сделки купли-продажи недвижимого имущества, приобретенного за счет средств материнского капитала, совершенной вопреки интересам несовершеннолетних детей, противоречит целям вышеуказанного Федерального закона и не может быть признана обоснованной. В настоящее время указанные судебные решения не отменены, они вступили в законную силу.

Несмотря на то что материнский капитал как способ социальной поддержки семей, имеющих детей, существует уже достаточно давно - с 1 января 2007 г., многие вопросы использования средств материнского капитала остались неразрешенными.

В практической деятельности, полагаю, необходимо учитывать многообразие судебной практики по вопросам, касающимся использования материнского капитала, и подходить к разрешению той или иной правовой ситуации строго индивидуально, при этом не делая однозначных выводов по крайней мере до вынесения Верховным судом Российской Федерации какого-либо разъяснения по данному вопросу.


© ‹Илья Комаров. // Жилищное право. 2013. N 12›
www.top-personal.ru

Нравится